Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

просто так

Памяти Влада Листьева.

Оригинал взят у irena_mishina в Памяти Влада Листьева.

Листьев
  Владислава Листьева убили 1 марта 1995 года.

В тот день я битых три часа просидела в его приемной. Я вела международное обозрение, которое агентство «Рейтер» выпускало на Первом канале. Добропорядочные англичане мало что понимали в нюансах российского телевидения и попросили меня прояснить ситуацию. Все знали, что у нас с Владом нормальные, приятельские отношения. Но в тот день он меня так и не принял.

К нему все время заходили какие-то незнакомые люди.  Минут за десять до начала программы «Час пик», которую вел Листьев , к нему в кабинет пулей влетел режиссер : Влад так заработался, что забыл про эфир!

А потом его помощник несколько раз звонила в офис «Поля Чудес» и спрашивала, выписаны ли пропуска каким-то людям. Влад явно кого-то ждал… Иногда он выскакивал из кабинета с отрешенными глазами , глядя как-то мимо всех. Выскочив из кабинета в очередной раз, Влад развел руками и сказал, чтобы я позвонила ему вечером домой.

… Я уже собиралась ему звонить , когда на экране, после выпуска «Новостей», вдруг появился обычно флегматичный Михаил Осокин и с каким-то изумлением в голосе и глазах сообщил, что в подъезде собственного дома убит Владислав Листьев…

Человека убивают, когда его ненавидят или когда он - непреодолимое препятствие   для жизни и благополучия кого-то. Ненавидеть Листьева было невозможно. Он не мог причинить сознательное зло. Значит, он был препятствием. В это я верю. Это был человек цели – упрямый и жесткий. С экрана он казался эдаким гусаром, весельчаком без серьезных жизненных проблем. Но этот человек, который сыпал шутками с экрана, смеялся, флиртовал с хорошенькими девушками, на самом деле пережил самоубийство отца, детство в спортивном интернате, а затем смерть собственного ребенка. А еще в его жизни были исключение из партии, безработица, попытка самоубийства…

У него не было никаких шансов стать звездой.

Я поступила на журфак МГУ, когда Влад его заканчивал. Мы пересекались в одних кампаниях, где он   неизменно был душой общества. Он стал мне безмерно симпатичен, когда я узнала, что он, так же как и я, не из «блатных». Большую часть студентов журфака составляли в то время дети, чьи родители имели «громкие имена» или высокие посты, многие были отпрысками партийной советской номенклатуры, которая плодилась с завидной регулярностью, словно обеспечивая себе преемственность. Но в то же время это был, наверное, единственный факультет, куда можно было пробиться, не имея ничего, кроме таланта и целеустремленности. Декан Ясен Засурский понимал, что для существования журналистики нужны талантливые люди. И поэтому каждый год их набирали в небольшом количестве. Разумеется, шанс был только у самых одаренных. Именно эти пять - десять человек с каждого потока и становились потом славой и гордостью отечественной журналистики.

Влад Листьев пришел на журфак после рабфака. Говорили, что его мать – уборщица, отец давно умер. Он поступил на обычное отделение, а потом выучил несколько иностранных языков и перевелся на престижное международное. Еще я слышала, что на пятом курсе, накануне прохождения практики за границей, на него написала в партком кляузу его бывшая жена, и Влада исключили из партии. В то время страшнее этого не было ничего. Это был крест на будущем. Точнее, у исключенного из партии его вообще больше не было. Как он потом все-таки смог устроиться на Иновещение , я до сих пор не понимаю. Говорят, год писал в многотиражках за копейки, побирался в малоизвестных редакциях, но в конце концов добился своего. Его жизнь опровергла все законы логики и здравого смысла благодаря упорству и таланту. Человек такой силы воли был, конечно же, жестким и волевым руководителем.

После его гибели все задавались вопросом: кому Листьев мог быть неугоден? Да всем !

Его убили за месяц до утверждения новой сетки вещания. Решалось, какие программы будут в эфире и в какое время. А эфир на Первом – это всегда политика. Из-за этой эфирной сетки переругались все. Создатели программ, слетевших с эфира, лишались работы и доходов, и у них был повод ненавидеть нового генерального директора.

На этот пост изначально претендовали несколько человек. Больше всех начальником хотела стать Ирэна Лесневская, руководитель производящей компании Рен Тв. Работавший у нее режиссер Эльдар Рязанов сделал холуйское интервью с первым российским президентом, его показали стране, и Ирэна вошла в доверие   семьи Ельциных, особенно ее женской половины. После убийства Влада она едва ли не первой заявила всем агентствам, что готова возглавить Первый канал. Полагаю, отклоненные претенденты на этот пост при внешней любезности глухо ненавидели Влада.

Когда Листьев шел на пост руководителя Первого канала, Борис Березовский, который в ту пору уже был главным акционером, поставил ему жесткое условие : Влад идет один, без ВИДовской команды. Телекомпания ВИД, из которого он вышел, была его опорой много лет. И вдруг – один на чужом поле… Тот, кто создал ему такие условия, был хорошим стратегом. От коллектива, который тебя окружает, зависит многое, если не все. И как только Влад на это повелся! Он пытался формировать новую команду из незнакомых людей, но это давалось ему с трудом. Он был удивительно легким и общительным человеком, просто сходился с людьми. В том числе и с не очень чистоплотными. А по «Останкино» в то смутное время ходило много всякого сброда. Люди делали деньги буквально из воздуха. И это были очень грязные деньги.

Я ушла из программы «Время» именно в тот жутковатый период, когда эфир основного информационного выпуска дня стал напоминать передачу «Магазин на диване». На выпуск то и дело звонил генеральный директор информационной службы Борис Непомнящий и ставил в известность о сюжетах с «джинсой» ( на телевизионном слэнге это скрытая реклама). Зачем она нужна и какая от нее польза редакции, сотрудникам, а главное зрителям, нам не объясняли. Известно только, что этот самый Борис Вениаминович Непомнящий в середине девяностых стал одним из признанных телевизионных миллионеров. Вся документация у него, разумеется, сгорела: сначала во время штурма «Останкино» в 93-м, а потом просто во время пожара, который как-то сам собой, случайно возник ночью у него в кабинете.

Разумеется, Влад обо всем этом знал. Уже будучи генеральным директором, на одном из собраний он сказал буквально следующее: « Мы знаем, кто и сколько ворует и кто с кем связан». Он часто приближал словами то, что надо было приближать делами.

А тут еще с рекламой грянул страшный скандал. Когда «Останкино» превращалось в ОРТ, Листьев счел, что рекламное время на новом телеканале должен продавать один холдинг, входящий в структуру телекомпании. По мысли Листьева, это помогло бы контролировать потоки рекламных денег. После его гибели победила менее «прозрачная» схема: эксклюзив на продажу рекламного времени получило не входившее в структуру ОРТ рекламное агентство Сергея Лисовского «Премьер СВ». А единственным на ОРТ человеком, точно знавшим , как распределяются эти доходы, был коммерческий директор Бадри Патаркацишвили, ближайший соратник Бориса Березовского и его большой приятель.

После убийства Влада главным подозреваемым все называли Сергея Лисовского. Действительно, Листьев своей рекламной реформой автоматически перекрывал ему источник доходов. В тот злополучный период я как раз работала с Лисовским. Я не знаю, каким образом, но именно он был посредником в выпуске на Первом канале программы, которую мы готовили вместе с агентством мировых новостей «Рейтер». Задолго до рокового первого марта 95-го года Лисовский предупредил нашу команду: «Мы уходим в Первого на другую кнопку. Нас не устраивают условия». Я точно знаю, что шли переговоры с пятым, петербургским каналом. Лисовский выбрал метод дипломатии и поиска компромиссов. Да, он был жестким, но не жестоким. Вообще, мне кажется, что его кто-то очень грамотно подставил с этим убийством, выбрав именно то время, когда у него, по логике, должен был назреть с Листьевым очевидный для всех конфликт на почве рекламы. Скажите мне, станет ли человек убивать другого, зная, что заподозрят в первую очередь именно его?

Борис Березовский никогда не скрывал, что не Листьева видит на посту генерального директора. Его фаворитом была Ирэна Стефановна Лесневская. Листьев не укладывался в формулу Бориса Абрамыча. К тому же Березовский терпел только одну форму общения : безоговорочное подчинение ему и его интересам вплоть до слепого поклонения. А у Листьева была своя формула телевидения, и он отстаивал ее до конца – и как профессионал, и как личность. Заискивать перед Березовским он не стал с самого начала. Они были на «ты», я это точно знаю,  и их  беседы были довольно жесткими.

Collapse )


просто так

Книги и источники про Перевал Дятлова

В этом сообщении я хочу обобщить, что можно почитать про перевал Дятлова, в связи с неослабевающим интересом туристов к этой теме.
В разное время выходило несколько книжек:

Аннна Матвеева "Перевал Дятлова" (конец 90-х). Книжка так себе, много "воды". Автор делает вывод, что скорее всего туристов погубила техногенная авария, типа неудачных испытаний ракеты. Многие факты не объяснены.
Книжка есть в инете.

Анатолий Гущин "Цена гостайны - девять жизней". Есть в инете. Автор больше ставит вопросов, чем даёт ответов. Кажется, также склоняется к техногенной версии.

Collapse )
просто так

(no subject)

Вчера не работал интернет, а сегодня включила его и узнала об убийстве Политковской. На моей памяти за последние годы было несколько громких убийств журналистов, их убивают так же часто (или чаще?) как политиков. А вот об убийствах сотрудников МВД и ФСБ я что-то не слышала. По идее, у них должна быть самая опасная профессия (не считая спецназ и боевых солдат). Или их просто не анонсируют так широко, как убийства журналистов? Или же за ФСБ и пр. стоит система, с которой предпочитают не связываться, а журналисты платят за то, что за них некому заступиться?
Какой-то идиотский и ужасный у нас политический строй и вся общественная система. Я все надеюсь, может она придет к неразрешимым противоречиям и сама рухнет! Хотя что-то мне подсказывает, что если шакалы или волки стали рулить всем, так просто они власть не выпустят. Хочу в коммунизм или в светлый социализм!

Тем временем мой отчет все в том же противозачаточном состоянии... :(
просто так

Никитины

Открытие последних дней - две песни Никитиных: "Оловянный всадник" и "На этом береге туманном". Я их и до этого слышала, но мельком, а теперь вот послушала и влюбилась. Уже почти их выучила. Вот слова:

Collapse )

Collapse )
просто так

Это было лучшее из времен, это было худшее из времен...

...Это был век мудрости и век глупости. Это была эпоха веры и эпоха неверия. Это был сезон света, это был сезон тьмы. Это была весна надежды и зима отчаяния. Перед нами было все и не было ничего. Мы все шли прямиком на небеса и мы все направлялись прямо в противоположную сторону...
Чарльз Диккенс. "Повесть о двух городах"


Иногда мне начинает казаться, что все самое хорошее в жизни уже было, а то хорошее, чего не было, никогда не наступит. Я понимаю, что скорее всего это не так, и я даже обычно верю, что это не так. Что на смену тому, что уходит, обязательно придет новое. И все-таки мне кажется что у каждого человека в жизни бывает "золотой век". Это тогда, когда полнее всего раскрывается его личность, когда он сильнее всего ощущает радость бытия. И я спрашиваю себя, может мой золотой век уже прошел, так толком и не успев начаться, и дальше будет только хуже?
Как сказал один человек: "жизнь улучшается локально и ухудшается глобально".
И еще мне приходит мысль, что единственное средство противостоять глобальному ухудшению - это поиск точек опоры внутри себя. Хотелось бы научиться жить в гармонии с миром, радоваться ему, ощущать его красоту, делать добро другим и радоваться этому тоже.

"Но взгляни вокруг себя...
Всегда, везде и всюду - Смерть и Свет, они растут и убывают, спешат и ждут; они внутри и снаружи Грезы Безымянного, каковая - мир; и выжигают они в сансаре слова, чтобы создать, быть может, нечто дивно прекрасное. ..."
(Р.Желязны. "Князь Света")